«Путь Моргана» — одно из лучших произведений великой Колин Маккалоу, автора самого знаменитого любовного романа ХХ века — «Поющие в терновнике»!
Это — история Ричарда Моргана. Сильнейшего из сильных. Мужественнейшего из мужественных. История жизни человека, который умел ненавидеть и любить. Ненавидеть всеми силами души — и любить со всей страстью, на какую только способен настоящий мужчина.
Лучшая цена – 127.00
МагазинСтатусЦена
Издательство
АСТ
ISBN
978-5-17-078898-9, 5-17-078898-3
Год
Страниц
768
Переплет
мягкий
Формат
70x90/32
Тираж
3000 экз.
Вес
0,335 кг.
Штрихкод
9785170788989

Автор: Маккалоу К.

Милый ангел
Непристойная страсть
Неприкрытая жестокость
Неприкрытая жестокость
Поющие в терновнике
Поющие в терновнике

Отзывы

// 15 августа 2015, 20:43

Содержание, безусловно выше всяких похвал.НО.Читать данное издание можно только при помощи лупы. Шрифт оооочень мелкий.

// 18 февраля 2015, 14:42

Эта книга — вполне себе серьезное чтиво в лучших традициях классики. «Путь Моргана» — это история становления и формирования человека как личности. В этом романе есть все, что нужно самому взыскательному читателю: и история любви, и философские рассуждения о смысле жизни. Это одна из тех книг, читая которые, хочется побыстрее узнать, чем же все закончится, а прочитав, жалеешь, что пришлось расстаться с любимыми героями. Рекомендую!

// 1 января 2014

Первый и главный вопрос, который хочется задать издателю — что делают беспечные по-воскресному нарядные прогуливающиеся буржуа времен французской Третьей республики на обложке книги, повествующей о жизни британских каторжников-колонистов в конце восемнадцатого века (то бишь фижмы, пудреные парики, туфли с бантами, чулки и расшитые камзолы)… Хочу отдать должное Колин Маккалоу — многие страницы книги были уже прочитаны, а впереди оставалось еще больше, и я начала недоумевать, куда весь этот фаэтон катится, иначе говоря — к чему автор клонит. Герой повествования, некто Ричард Морган, никак не дотягивал до звания главного — мягкотелый, ничем не примечательный, трогательный подкаблучник, теснящийся с женой и ребенком на чердаке у родителей. В общем, этакий, выражаясь современным языком, лузер 1775 года розлива. Но, как говорится, в тихом омуте черти водятся; в чужой душе — не вода в ковше: не разглядишь сразу; человека узнаешь, когда из семи печек с ним щей похлебаешь, ну, вы поняли… Получая от судьбы пощечину за пощечиной, Ричард в конце концов оказывается на корабле, в числе каторжников, обреченных правительством Великобритании осваивать открытые капитаном Куком и пока неисследованные земли обетованные — под загадочным названием Ботани Бэй (ныне Сидней). Вообще, это довольно занятная практика — таким вот образом избавляться от нежелательных лиц, отгородиться от них океаном. Если бы не победа американских Штатов в борьбе за независимость, возможно, не бывать австралийским колониям в том виде, как мы их знаем сейчас. И не вышел бы роман «Путь Моргана» этакой робинзонадой — с поисками пресной воды, строительством жилья из тростника и пальмовых листьев, возведением здания привычной жизни с нуля, по кирпичику. И вот тут-то врожденным склонностям Ричарда — защищать слабых, помогать неуверенным, созидать на пустом месте и действовать по обстоятельствам — суждено развернуться в полную силу, одарив его в конце концов всем, чем он обладал и в начале пути, но будучи совсем другим человеком — слабым, нереализовавшим себя, нетщеславным, где-то почти убогим, второстепенным для всех, кто его знает. В необустроенных, диких землях Ричард с его багажом знаний стал незаменимым, сильным, уверенным — он возродился к жизни, поднялся с колен в полный рост. Нашел друга, любовь и призвание. Ну воистину же, пути Господни. «Путь Моргана» — это роман-исследование, в котором чувствуется весьма отчетливый документально-фактологический базис. Кроме истории главного героя (являющегося предком падчерицы Маккалоу), это — серьезный исторический экскурс. О том, как гуманная и просвещенная Британия транспортировала человеческий груз — рабов и заключенных (в трюмах, куда не попадали ни свет, ни воздух; иногда полгода, иногда год; в кандалах и скованными друг с другом — если умирал один из связки, другие «путешествовали» в непосредственной близости с трупом, пока его не убирали — иногда неделями); о корабельных нравах (деспотизм, гомосексуализм, самоуправство и пр.) Между прочим, в англоязычной литературе уже есть подобный экскурс (правда, с более благородным экипажем) — это Морская трилогия Уильяма Голдинга. В целом, книга понравилась бы мне больше, если бы в ней был сделан иной акцент. На фоне кучки людей, оказавшихся оторванными от разумного мира, от цивилизации, затерянными посреди океана — без помощи, без сообщения, без надежды, забытыми, трагедия Ричарда Моргана кажется мне фальшивой и, как бы это сказать, «из другой оперы». Да, он сломан, прошел долгий тернистый путь, пока его глаза вновь не засветились, а душа не распахнулась навстречу будущему. Но азарт, пробужденный наблюдением за борьбой с равнодушной стихией — сильнее и увлекательнее. Для меня роман распался на две составляющие, так и не удовлетворив до конца ни одного из порожденных любопытств. Кто мудр? Тот, кто учится от каждого. Кто богат? Тот, кто довольствуется своею участью. Кто силен? Тот, кто способен себя обуздать.
Спасибо! Ваш отзыв будет опубликован после проверки.