Создававшийся в течение десяти лет и изданный в США в 1969 году, роман Владимира Набокова «Ада, или Радости страсти» по выходе в свет снискал скандальную славу «эротического бестселлера» и удостоился полярных отзывов со стороны тогдашних литературных критиков; репутация одной из самых неоднозначных набоковских книг сопутствует ему и по сей день. Играя с повествовательными канонами сразу нескольких жанров (от семейной хроники толстовского типа до научно-фантастического романа), Набоков создал едва ли не самое сложное из своих произведений, ставшее квинтэссенцией прежних тем и приемов его творчества и рассчитанное на весьма искушенного в литературе, даже элитарного читателя. История ослепительной, всепоглощающей, запретной страсти, вспыхнувшей между главными героями, Адой и Ваном, в отрочестве и пронесенной через десятилетия тайных встреч, вынужденных разлук, измен и воссоединений, превращается под пером Набокова в многоплановое исследование возможностей сознания, свойств памяти и природы Времени, открыто перекликающееся с философскими идеями Анри Бергсона и прозой Марселя Пруста. Внимательный к разнородным стилистическим регистрам, трехъязычным словесным играм и многослойным литературным аллюзиям читатель «Ады», несомненно, обнаружит скрытый за раскованной эротической образностью этический подтекст романа, увидит поглощенных взаимной страстью главных героев сквозь призму авторской идеи нравственной ответственности человека перед ближними.
Проверить наличие
МагазинСтатусЦена
Издательство
Азбука
Серия издания
Вечные книги
ISBN
978-5-389-09541-0, 5-389-09541-3
Год
Штрихкод
9785389095410

Серия «Вечные книги»

Пнин
Ремесло
Дар
Рассказы из чемодана
Бледный огонь
Машенька. Подвиг

Автор: Набоков Владимир Владимирович

Взгляни на арлекинов!
Другие берега. Мемуары. Русский, английский тексты
Лаура и ее оригинал
Собрание сочинений в 4-х томах (комплект)
Трагедия господина Морна. Пьесы. Лекции о драме
Дар

Отзывы

// 28 июня 2015, 13:50

— Я сентиментальна, — говорила она. — Я могу препарировать коала, но не его медвежонка.
«Ada or Ardor» уже лет пять в списке моих главных книг. Будучи большой поклонницей Набокова, исследовав его стихи, рассказы, романы, я поняла, что во всем разнообразии великого гения я не зацепила только «Аду» (книжку довольно сложно достать, если она не хранится на полках семейной библиотеки с 60−70хх годов). Тогда начались поиски, которые в первую очередь привели в библиотеку. Там, на мои слова «Мне нужна „Ада“ Набокова» среагировали странно. Ответили, мол, у нас такой писательницы нет. Посмеялась, объяснилась, книжку вытащили из подвала архива. Меня это удивило, но потом все стало ясно — самый главный, финальный по совокупности характеристик прозы, набоковский роман вообще не популярен, его никто не читает и никто им не интересуется. В принципе это не обидно. Зато неплохо говорит о поколении, но рецензия не об этом. Прочитав роман в библиотечном варианте (это была книга из собрания сочинений американского периода от издательства «Симпозиум»), я была потрясена.
Конечно, я знала, чего ожидать — грандиозной истории любви, многоликости членов семейств, вариативности языка, пусть и в переводе Сергея Ильина. Эта вымышленная реальность, соединяющая французские, английские и русские узнаваемые черты, оказалась похлеще всех Хогвартсов и войн сепаратистов. Восторги спустя какое-то время поутихли. Но история 90-летней любви Ады и Вана, их секретов, их заметок на полях, судя по всему сильно впечаталась.
Спустя какое-то время мне захотелось почитать «Аду» в оригинале. Я нашла ее с помощью друзей. И была впечатлена еще больше. Наш русский Набоков и такое творит на английском! Я понимаю, что для Владимира Владимировича английский был вторым языком с раннего детства, но все же — мыслить на английском (а в данном случае и русском и французском одновременно) это нереально. В книге можно уловить не только дыхание Веры, веры и любви к ним обеим, но и ту самую синестезию слов, букв, цветов, всех фиалок, мягких кроликов и розовых фламинго — всё, на что способен Набоков представлено в этой книге. Стоит отметить, что также мне довелось читать и перевод Оксаны Кириченко. Может, дело в том, что я читала эту интерпретацию после прочтения книги из-под пера Ильина и языка оригинала, но женский перевод вышел слабее, едва ли не промтовским и подстрочным, хоть и был сделан двадцать лет тому назад. Говорить о языке Набокова можно бесконечно, тут замечу только, что в «Аде» В.В. «оторвался» по полной — не зря гений писал ее 10 лет.
Теперь о сюжете. Как типичный обыватель и, как выяснилось, на третье прочтение — не самый внимательный читатель, я думала, что в центре история любви и инцеста Ады и Вана, со всеми их переплетениями молотков крокета, языков, рук и жизней, но, присмотревшись я поняла, что особую роль в романе играет кузина Вана Люссет. (Чуть позже моя мысль найдет более прочные основания в работе выдающегося профессора и исследователя творчества Набокова Брайана Бойда «Ада: Место создания») Думаю, именно в этом персонаже Набоков воплотил некую мораль по отношению к связи Ады и Вана. Люссет все время незримо (или зримо) присутствует в книге, в повествовании, она очень важна для сюжета, чтобы показать всю болезненость такой странной, но потрясающей любви. К тому же, Набоков в своем стиле делает подсказки о судьбе Люссет во всем тексте «Ады». Не буду особо спойлерить — книга стоит того, чтобы читать ее внимательно, углубленно, можно с карандашом и закладками, отмечая все самое красивое, важное и необходимое.
Многие жалуются, что «Ада» им не нравится, они не могут ее дочитать, она тянется как нуга из шоколадки Натс и вяжет зубы. И они будут правы. Не хочу показаться снобом, но с «Адой» тяжело: она капризна, действительно тяжеловесна. И, если вы решили ее прочитать, то должны знать, на что подписываетесь. С другой стороны, вам будет легче, если вы не будете относится к этой книге, как к самому главному роману Набокова (бизнес-проект «Лолита» меркнет в углу), а воспримите его как грандиозную пародию на всех писателей разом: и на Пруста, с которым так часто сравнивали В.В. (что его, кстати, бесило), с Толстым и его эпосом, с Достоевским (которого В.В. тоже не любил) и его морализмом, на Кэролла и его Алису и прочую детскую фантастику. Так, пожалуй, будет легче ее прочитать в первый раз, чтобы ясно осознать, что «Аду» после прочтения лучше препарировать, разобрать по колбам и банкам и хорошенько изучить, если вы называете себя поклонником Набокова.

// 11 апреля 2015, 11:12

Если бы все стихи, рассказы и романы Набокова были семенами дивных цветов и деревьев, то посаженные в одном месте, они бы образовали волшебный, литературный сад данного романа.
Бальзак в своё время совершил творческую революцию, связав всех персонажей своих книг в единую эпопею «Человеческой комедии». Набоков же, совершил не менее грандиозную революцию, связав в единое целое образы и персонажей мировой литературы («Сон смешного человека», Достоевского, «Каренину» «Гамлета». «Алису в стране чудес»)
Подобно новому Данте, Набоков приглашает читателя в мистически-поэтическое путешествие по спиральным кругам-орбитам своего романа, в котором каждый образ и символ, имеет различную орбиту понимания, и даже самые пикантные места в романе, таят себе нечто иное, ибо «Ада» (почти «Адам») и Ван Вин (эхо прустовского «Свана», чёрного лебедя а-ля «Вронский») являют собой одно мистическое целое.
p. s. Огромное спасибо переводчику С. Ильину.

// 8 марта 2015, 14:20

«Ада» — самое крупное и наравне с, наверное, «Бледным огнем» самое сложное набоковское произведение. Все постоянные каламбуры, аллюзии, к сожалению, не могут быть полностью понятны читателю, который не увлекается точно такой же литературой, как и В.В., но для упрощения читательской задачи автор в конце книги под псевдонимом Вивиан Дамор-Блок оставил комментарии, которые проливают свет на некоторые отсылки и содержат переводы французских фразочек и словечек, котрыми грешат герои романа, так как они есть отражение русской аристократии, перенесенной в набоковский мир.
Немного о жанре. Прочитал где-то, что жанр «Ады» — стимпанк. Вот как жанр может определяться небольшими внешними признаками эпохи? Для стимпанка требуется целостная картина мира, которой у В.В., как и почти у всех писателей-модернистов и постмодернистов не существует. «Ада» — чистой воды модернистское произведение, и это уже определяет жанр. Интересно, каким образом люди, назвавшие роман стимпанком определят жанр «Улисса» или «Петербурга».
Немного о сюжете. Рассказываемая история достаточно банальна, но и не лишена известной набоковской наглости. Книга повествует об инцестуозной любви русско-американских аристократических отпрысков Ады и Вана Винов, рассказанной ими самими с помощью отредактированных позже мемуаров.
Издание замечательное, но было бы неплохо, если бы оно было чуть шире. Поставляется в обертке.

Спасибо! Ваш отзыв будет опубликован после проверки.