Книга: Окаянные дни. Автор: Иван Бунин. 2005 год. ISBN: 978-5-9985-0199-9, 978-5-91181-929-3, 978-5-389-02929-3, 978-5-352-00387-9
«Окаянные дни» — одна из самых яростных и непримиримых книг о событиях 17-го года. Никто не вправе требовать беспристрастности от Бунина: трещина, расколовшая мир, прошла и через его сердце.
Лучшая цена – 92.00
МагазинСтатусЦена
Серия издания
Азбука - Классика
ISBN
978-5-9985-0199-9, 5-9985-0199-3, 978-5-91181-929-3, 5-91181-929-5, 978-5-389-02929-3, 5-389-02929-1, 978-5-352-00387-9, 5-352-00387-6
Год
Переплет
мягкий
Формат
76х100/32
Штрихкод
9785998501999, 9785911819293, 9785389029293, 9785352003879

Серия «Азбука - Классика»

Нарушенные завещания
Чужая жена и муж под кроватью
Урания
Бледный огонь
Филиал
Малахитовая шкатулка

Автор: Иван Бунин

Бунин в своих дневниках
Темные аллеи
Освобождение Толстого

Отзывы

// 13 января 2014, 21:41

О внешнем виде:
Стандартная книга этой серии. Мягкая лакированная обложка. Газетная бумага умеренного качества. Шрифт средней величины.
Если пользоваться аккуратно, то книжка не развалится. По весу очень лёгкая. Не большая.


О содержании:
Это крик души. Книга тяжёлая, печальная, но читать интересно и оторваться сложно. Хорошо описаны маленькие детали, характеризующие то время.

«Какая это старая русская болезнь, это томление, эта скука, эта разбалованность — вечная надежда, что придет какая-то лягушка с волшебным кольцом и все за тебя сделает: стоит только выйти на крылечко и перекинуть с руки на руку колечко!»

«Разве многие не знали, что революция есть только кровавая игра в перемену местами, всегда кончающаяся тем, что народ, даже если ему удалось некоторое время посидеть, попировать и побушевать на господском месте, всегда в конце концов попадает из огня да в полымя?»


Ещё можно прочитать «Циники» Мариенгофа и «Несвоевременные мысли» Горького, чтобы лучше понять тот ужасный исторический момент.

// 19 декабря 2013, 23:16

Потрясающее впечатление от книги. Учитывая, что родственники жили в то самое время, были помещиками. Дед — офицер Доборовольческой армии — уехал в 1920 году из Одессы. Маршрут: Ярославль — Одесса — Галлиполи — Болгария — Сербия — Франция. Без возврата. Прадед расстрелян в 1937 году за переписку с сыном-белогвардейцем. Читала и думала — как всё, происходящее тогда в России, можно было физически пережить, а после — выжить и жить дальше???
Спасибо Ивану Алексеевичу Бунину. Вечная память!

// 11 января 2012

В своих личных записках Иван Бунин описывает свою жизнь и жизнь вокруг себя в 1918—1919 годах, то есть в годы Революции.

Потрясения в жизни людей в то время, вызванные Революцией, не могли не вызвать рефлексию со стороны умных наблюдателей событий (Бунин был именно наблюдателем, он не претендовал на роль творца современной ему истории). У Бунина увиденное вызвало шок, ненависть и глубочайший пессимизм. Всем этим он щедро поделился с читателями своих записей за этот период.

Бунин показал, что именно революция (не только революция 1917 года — НО И ВООБЩЕ ЛЮБАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В СКОЛЬКО-НИБУДЬ СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ) несёт как так называемым простым людям, так и интеллигентам, мечтавших о благе этих людей и об изменении не нравящегося им мира (в том случае — царской России) в лучшую сторону. В главном наблюдения писателя не устарели, так как в главном не изменились основные черты окружающей нас России (какие именно — я покажу ниже), так что, мечтая о Революции, не лишним будет перечитывать «Окаянные Дни» снова и снова. Для отрезвления.

Бунина более всего здесь занимает вопрос о том, насколько может измениться поведение человека в состоянии вседозволенности. Увидев, на ЧТО в принципе способен человек в состоянии вседозволенности, он пришёл к краху всех своих иллюзий о людях, да и о собственном назначении (…"В мире поголовного хама и зверя мне ничего не нужно"…). Здесь он предвосхищает Шаламова.

Неудивительно, что в этой ситуации к власти в России пришли самые жестокие, систематичные и организованные бандиты — партия большевиков.

Бунина интересует в первую очередь как рушилась знакомая ему жизнь в России, но он также пытается объяснить, почему это случилось. В чём же суть его наблюдений и размышлений?

Бунин убедительно показал, что революция в первую очередь — это крах всего строя повседневной, обыденной жизни людей — работы и заработка, отдыха, общения, уверенности даже не в завтрашнем дне, а просто в том, что завтра для тебя вообще наступит. Обыденностью становится кошмар. Кошмар вызывает шок, а шок помогает людям принять кошмар как должное (до тех пор, пока убивать не придут лично их, конечно, но тогда уже будет поздно). Политически русский человек и до 1917 года не был в своей массе готов к отстаиванию в своей жизни какой-либо убедительной политической позиции, а состояние шока тем паче заставило думать его только о физическом выживании, а не о том, как прекратить этот кошмар. «Народная» революция привела к власти последних подонков общества (они могли называться «красными», «белыми», «зелёными», да как угодно — сути их власти и поведения это нисколько не меняло), а народные массы, объявленные «творцами истории», дохли от выстрелов и голода, но безропотно сносили эту власть.

Вообще, революция открыла образованным, но не сталкивавшимся ежедневно с нашим народом-богоносцем, людям много нового и интересного. Оказывается, наш народ более всего ценит грубую силу и входит в раж, когда его силе никому нечего противопоставить. Он упивается вседозволенностью и безнаказанностью за свои подлости. Правдой наш народ считает то, что соответствует его культурному уровню и стереотипам поведения. Типичный пример, приводимый Буниным — вот это высказывание какой-то бабки: «Мы в театры не ходим, поэтому они не нужны!» Всё, что выходит за рамки окружающего ширнармассы убожества (то есть и всю русскую культуру) они считали господским, не нужным им и поэтому не нужным никому. Теперь любой гопник, срущий в парадных, считал себя центром мироздания, которому все обязаны, а он не обязан никому, так как он «угнетённый».

Почему эти душевные качества русского народа всплыли на поверхность только в 1917 году, а не проявлялись ранее (разве что в бунтах), Бунин прямо не объясняет. Но из всего хода его повествования понятно, что раньше над подонками висел страх наказания на земле или на небесах, а теперь всё рухнуло. Не случайно наступило всеобщее глумление над религией. Ведь «Бога нет, и никого не жалко, пойду зарежу сторожа и приватизирую цветные металлы с телеграфных столбов» (я цитирую Дмитрия Ольшанского, эти слова вполне вытекают из бунинского повествования).

Законы, мораль, культура — ничего этого не понадобилось русскому народу, если его к этому не принуждали. Зато русские люди теперь спокойно могли выслушать предложение съесть пленных австрийцев.

Бунин пишет и о запоздалом и ничего уже не решающем крахе веры интеллигенции в то, что благо народа — высшая ценность. Свой чудовищный вред эта идея и прочая народническая ересь уже принесли. Бунин справедливо обвиняет желавших революции интеллигентов в незнании русской истории, которая могла бы их научить, что во время русского бунта иначе и быть не может.

И здесь с Буниным не поспоришь. Именно так вели себя казаки в Смутное Время, озверевшие крестьяне, ведомые Разиным и Пугачёвым, пособники немцев на оккупированных территориях в Великую Отечественную войну, бандиты в 1990-ые годы, то есть всякий раз, когда власть в России слабела.

Он справедливо негодует на восхваляющих большевиков соратников-литераторов, пытавшихся неведомым логикой путём вывести из окружающего ужаса какое-то «светлое будущее». Ещё сильнее и справедливее его гнев в адрес тех коллег, что в поисках популярности стали тешить низменный вкус масс (см. эпизод с чтением Андреем Белым «Гаврилиады» Пушкина).

Наконец, очень ценно то, как Бунин описывает чудовищный хаос, воцарившийся как на улицах, так и в головах людей. Он описал, как под неутихающий вой о наступлении Эры Всеобщего Счастья в стране творились самые чудовищные непотребства. «Когда в России появился министр труда, она перестала работать. Когда провозгласили свободу и братство, все стали убивать друг друга». Единственным настоящим принципом революционеров, о котором при этом никто в слух не говорил, но который, в отличие от тонн произнесённой херни действовал на практике, было культ неограниченного насилия, который всегда оправдывался какими-то высокими соображениями, но на деле служил самым низменным инстинктам.

Иван Бунин никогда не был состоятельным человеком, но ему всё же было чего терять в России, как в материальном, так и в культурном плане. И он потерял всё. Он был частью старой интеллигенции, которая в своей массе жаждала революции и которую эта революция в благодарность погубила. Ему была дорога старая Россия, хотя он прекрасно понимал все её недостатки, потому что в том, что пришло ей на смену, он увидел только кромешный мрак. Для новой России он уже был мёртв. Недаром в эмиграции он писал только про страну, которой нет и уже не будет. Пусть его пример будет для всех россиян, которым есть что терять сейчас, уроком.

Можно ли сказать, что горький опыт Бунина — всего лишь его опыт, не отображающий правдиво, как и чем тогда жила Россия? Нет, нельзя. Не могло быть в той России у человека, если он не бандит и не комиссар, лучшей жизни. От кровавого кошмара никто не мог скрыться. Да, Бунин оперирует лишь личными наблюдениями. В этом особая ценность «Окаянных дней»: политические потрясения преломляются через призму личного опыта, своей повседневной жизни. Для современных россиян, привыкших к тому, что политика к их повседневной жизни не имеет никакого отношения, в силу этих причин произведение имеет особую ценность.

Бунин осуждает революцию с позиции защитника банального общественного порядка, для которого не могут считаться нормальными постоянные убийства и грабежи. И в этом мы его понимаем.

Бунин достиг большой художественной силы в описании всеобщего одичания и собственного отчаяния. Изо дня в день, от страницы к странице, из небольших фрагментов жизни постепенно вырастает отвратительная картина человеческого абсурда, кровавого и кошмарного. Бунин являлся простым наблюдателем событий и никак не мог на них повлиять. Именно это и составляет психологический фундамент отчаяния. Очень символично, что произведение обрывается на середине событий, так как концовку событий Бунин потерял. Сами описываемые события и есть самый настоящий конец всей той жизни в России, которая была Бунину дорога.

Главный бунинский вывод прост, понятен и обоснован — революция в России это катастрофа в силу нравственных качеств людей, которые в этой России обитают. Этот вывод не мешает крепко усвоить всем нам, так как главное обстоятельство, из которого Бунин делает такой вывод (Культура народных масс чудовищна), осталось неизменным.

// 24 мая 2011, 19:22

Эта книга — дневник Бунина времён революции и гражданской войны. Книга страшная, откровенная и искренняя. Здесь уже не до стилистических красот, которыми славится Бунин — здесь пограничное, фактически экзистенциальное состояние. Документальных свидетельств времён гражданской войны много, со всех сторон (которых было куда больше двух), но дневник Бунина стоит в этом ряду особняком — это взгляд человека, имеющего твёрдые убеждения, но не предпринимающего ровным счётом никаких активных действий.
Возможно, именно этим обусловлена почти что обывательская близорукость в оценке многих событий (даже странно это было «слышать» от утончённого, образованного, много повидавшего дворянина…).
Во всяком случае, книга полезна именно своеобразием взгляда — ничего похожего о тех временах я припомнить не могу.
Конечно, это не учебник, не хроника и не анализ событий.
Это просто дневник — человеческий документ, живая память о происходящем, запечатлённая боль человека, изо дня в день теряющего Родину…

Спасибо! Ваш отзыв будет опубликован после проверки.