Книга: Вот так уходит день от нас, уходит безвозвратно. Автор: Гардель Юнас. Издательство: Флюид. 2007 год. ISBN: 978-5-98358-128-9
Не потому всюду подсвечники, что Рождество, а потому Рождество, что всюду подсвечники. Фетиши нашего быта на самом деле не заполнены никаким смыслом, нарушена причинно-следственная связь. Собственно конец света, который предвещает грядущий конец тысячелетия, уже произошел. Но никто этого не заметил: «Мир перевернулся, но никто об этом не узнал. Потому что не нашлось слов, чтобы рассказать об этом».
Новый роман скандально известного писателя, драматурга, шоумена и почетного гомосексуалиста Швеции Юнаса Гарделя, великолепного интерпретатора мифов и символов массового сознания.
Проверить наличие
МагазинСтатусЦена
Издательство
Флюид
Серия издания
Скандинавская линия
ISBN
978-5-98358-128-9, 5-98358-128-7
Год
Штрихкод
9785983581289

Серия «Скандинавская линия»

Шторм
Письмоносец: Роман
Преимущества и недостатки существования
Когда ты рядом. Дар: Романы
Аквариумная любовь
Блаженны мертвые

Автор: Гардель Юнас

Хочу домой. Детство комика: повести

Отзывы

// 28 марта 2011, 11:10

Очередное мое разочарование в современной литературе. Никакого литературного слога просто нет, книга в основном написана простыми предложениями, нет нормальных диалогов, никакого глубокого внутреннего мира героев. Мне кажется, что для раскрытия проблем, которые автор затрагивает, никак нельзя обойтись без нормального языка и глубина повествования.
Автор решил раскрыть такие глубокие и сложные темы, но, на мой взгляд, это оказалось ему не под силу. Как много и интересно можно написать о кризисе среднего возраста, о семейных взаимоотношених, о проблемах «отцов и детей», об одиноких людях, не говоря уже о Библии и Христе. Но в книге все это поверхностно, не ярко и как-то уж совсем по-дилетантски.
Цена, конечно, совсем не соответствует содержанию книги.

// 12 августа 2010, 13:22

Очень (очень!) своеобразная книга. Живут себе люди (и вроде живут совсем неплохо, а со стороны — так даже и хорошо), выполняют какие-то обыденные действия, общаются, воспитывают детей, общаются с родными, но… это именно видимость. Каждый несчастен и одинок; каждый бредет сквозь жизнь словно в густом тумане — без цели, без удовольствия и без надежды. Соблюдение правил, выполнение ритуалов — жизнь ли это?! Больше всего мне понравилось, что книга написана очень-очень-очень просто. То есть вообще без пафоса, но мне было после ее прочтения жутковато.

// 15 ноября 2009, 17:51

Кризис среднего возраста по-шведски.

«В этом году нам исполняется по тридцать три года.
Столько же было Христу, когда его распяли.
Христос успел изменить мир. У него неплохо получилось. Браво!
А что успели мы? Когда мы хоть что-нибудь начнем успевать?
Надо, впрочем, учитывать, что средняя продожительность жизни во времена Христа была гораздо меньше.
Ему надо было торопиться.
А у нас есть еще время. Вроде бы есть.»

Сестры Анна и Пия, муж Анны Хокан. Это им по тридцать три.
«У Пии нет работы, нет парня, нет собственной квартиры, зато она закончила факультет культурологии.» Пия не может позволить себе красить ногти синим лаком, потому что это не принято в ее возрасте, и страдает от того, что у нее нет мужа и детей- потому, что в ее возрасте принято их иметь. «Пия привыкла к тому, чего нет.» Тем не менее ей требуются антидепрессанты.
У Анны есть муж и двое детей. Она оглядывается вокруг- и не может понять, откуда все это взялось, и зачем, и почему именно это. Она пытается хоть раз выбрать не то, что выбирает всегда. Но это ей не удается. Спустя десять лет брака она все еще считает мужа самым привлекательным мужчиной на свете, и тем не менее пропасть между ними растет. «Страшно подумать, как с тобой можно жить! А потом они понимают, что они не думают, а живут. И эта жизнь- такая, какая есть, и такой останется, теперь уже навсегда. И значит, надо изводить друг друга и терзать в гневе и отчаянии.»
У Хокана есть любимая работа, жена и двое детей. Иногда он совсем не любит Анну- потому что невозможно любить человека, который может купить салат по цене сорок шесть крон за кило. Однажды он забирает детей и уходит от жены. Но никто так и не узнает, что он уходил, потому что он не набрался смелости никому об этом сказать, а через пять дней вернулся. «Это рассказ не о том, что произошло. А о том, чего не произошло. О том, что составляет большую часть жизни наших героев.
Правдивая история о том, чего не случилось.»

«От такой тоски люди зажигают звезды.»

И все это- на фоне Рождества. Все собираются на праздник у мамы с благим намерением хотя бы сделать вид, что они- нормальная семья. Но из этого ничего не получается. Очевидно, как всегда. «Рождество- не праздник семейного единения, а день скандалов и ссор, и вот сидят они, каждый со своим чеком, и молчат, чтобы не выплеснуть наружу горечь и разочарование, потому что все-таки Рождество, а они одна семья, родные люди, любящие друг друга. Это их жизнь, они такие, какими стали; этим их жизнь ограничивается и на том заканчивается. Будь оно все проклято.»
На рождественском вечере у мамы Анны и Пии высняется, что у девочек есть брат, Калле. О нем упоминается только один раз, вскользь, как о спасшемся посередине списка погибших. Очевидно, потому что он- гей, он живет в Нью-Йорке… а тут- свосем другая страна.
«Серое небо нависло над Швецией.
Серое небо, серый пейзаж.
Заброшенные металлургические заводы, заколоченные приходские дома, закрытые бензоколонки. На каждом втором доме- вывеска „Продается“. Дорога петляет по стране, которая когда-то существовала.
Программы поддержки частных инициатив обустройства регионов, дух предпринимательства. Швеция должна жить дальше. …
Серое небо нависает над Швецией. Над каждым городком и поселком страны, над супермаркетами „Виво“ и букмекерскими конторами АТГ, над пиццериями и видеопрокатами, над спортивными обществами и зданиями свободной церкви.
Наша гордость. Наша горечь.
Поликлиники и библиотеки, стоматологические клиники и музыкальные школы. Вот такая обустроенная жизнь, которая должна чего-то стоить. Ведь должна она чего-то стоить.

Кто помолится за заблудившийся народ? Кто сложит ладони, падет на колени и прошепчет: Господи Иисусе Христе, будь милостив к нам!
Вот они мы, Господи, не ведаем, что творим, не знаем, что с нами творится.
Как нам жить дальше? Куда нам идти?»

В книге много цитат и параллелей из Библии.
Вечные вопросы, осложненные национальным колоритом…

Спасибо! Ваш отзыв будет опубликован после проверки.