Впервые автор самой чувственной книги последнего десятилетия «Одиночество в Сети» рассказывает о себе, делится с читателями своими сокровенными мыслями о жизни, любви и литературе. Отвечая на острые, порой провокационные вопросы популярной польской журналистки Дороты Веллман, ведущей целого ряда телевизионных программ и ток-шоу, продюсера теле- и радиопередач, знаток женщин, мужчина-феминист, как называет себя сам Вишневский, раскрывает перед читателями собственные тайны и секреты творческой кухни, делится своими печалями, надеждами и мечтами, рассказывает о времени, проведенном в Нью-Йорке, о причинах, побудивших его переехать во Франкфурт-на-Майне, о любимых ресторанах, музыке, развлечениях, людях, повлиявших на формирование его мировоззрения… «Аритмия чувств» — все, что вы хотели знать о любимом писателе.
Проверить наличие
МагазинСтатусЦена
Издательство
Азбука-классика
Серия издания
Любовь по правилам и без
ISBN
978-5-9985-0938-4, 5-9985-0938-2
Год
Страниц
256
Переплет
твердый
Формат
84x108/32
Вес
0,300 кг.
Штрихкод
9785998509384

Серия «Любовь по правилам и без»

Мартина и др. рассказы о любви
Мартина и другие рассказы о любви
Любовница
Мартина и др. рассказы о любви

Отзывы

// 19 января 2014, 1:03

Книга одна из моих самых любимых среди творчества уважаемого Вишневского. Потрясающая форма передачи информации, как всегда, великолепный сюжет и интрига до последних страниц. Прочитав книгу, остается стойкое ощущение, что ты знаешь писателя чуть ли не всю его жизнь, сближаешься с ним… Очень советую к прочтению.

// 16 января 2011, 20:45

Т.к. мне нравится Вишневский, читать было интересно. Вишневский отвечает на вопросы Веллман. Обо всем: о детстве, учебе, науке, книгах, женщинах и любви).
Читая его книги, я все удивлялась, как много в них грусти. После прочтения «Аритмии чувств» стало понятно откуда.

// 21 апреля 2010

На моей памяти раскручивали множество слабых книг и недаровитых писателей. Но такой, простите меня за откровенность, дешевейшей графомании, я не видел никогда. Ничего бездарнее, помпезнее, самодовольнее и примитивнее Вишневского я не читал возможно никогда. Как на это можно тратить время! Лучше уж любой мягкообложечный детектив. По крайней мере, без претензий.

// 20 апреля 2010

Разумеется, полностью не прочитал. Полностью прочитать хотя бы одно произведения этого товарища не смог ни разу. Только «Мартину», но это уж совсем небольшой размер. Ничего не писал про него, потому как вообще никаких эмоций не возникало. А тут возникли.
Книга начинается мощно — с рассуждений о половом созревании у мужчин. Обоих соавторов интересует вопрос: когда мальчики начинают интересоваться размерами… Вишневский как всегда витален, не правда ли? Дальше очень долго про жизнь в социалистической Польше, научной деятельности и жене писателя. На мой взгляд, скучно и серо. Хорошее снотворное такое. Ну, а странице примерно на 160-й начинается разговор о Боге. И писатель выдаёт.
В Германии он ходит в церковь в которой работают сексологи, гинекологи и пр. Там молодых прихожанок из третьих стран учат, как пользоваться противозачаточными средствами. Потому что, вещает гуру, контрацепция лучше прерывания беременности. Кто бы спорил, но дальше он изрекает: «Все мы люди слабые и нам нужно помогать. В том числе и мне».
Ну вот и сказали главное. Во всех книгах, которые я пытался читать у Вишневского все герои такие — не могу быть мужественными, преодолеть себя. Инстинкты гораздо сильнее морали. Любой. Оказывается, это кредо автора. Я не собираюсь рассуждать на тему «грех-праведность». Главное другое: герои Вишневского всегда оказываются во нравственном проигрыше. Они — пешки. И автор их оправдывает тем, что все люди слабые по своей природе. Не призывает быть сильнее, но абсолютизирует их слабость. Осталось только как Робинзон у Турнье — свернуться калачиком, задрать ноги к подбородку и утонуть в блаженном беспамятстве.
Дальше выясняется, что В. не исповедуется «в исповедальне перед ксёндзом», а только перед Ним. Как благородно! А главное, как оригинально, не находите? Потом выясняется, что В. — обыкновенный деист, коих среди учёных немало. Но при этом — в жизни писатель сохранил многие католические обряды и постарался передать их своим детям. Зачем? Он так любит поплёвывать в сторону священников, обвиняя их в лицемерии, а сам то… И последняя мысль - о смерти. Её В. не боится, так как и после останутся какие-то атомы и т. п.Т. е., вся надежда на атомы. А Бог где? Может быть, что ему уже не интересно, замечает писатель.
И это что — кумир миллионов? Именно что, а не кто? Я просто не могу представить В. как человека. Мышление на уровне досократиков. Не было ни Платона, ни Павла, ни Канта. Максимум Спиноза и конечно генетика. Наверное, от учебника генетики Вишневский и произошёл.
Но спасибо. Огромное. Теперь я точно знаю, каким быть не хочу. И надеюсь, что не стану. «Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет».

Спасибо! Ваш отзыв будет опубликован после проверки.