Эрнст Теодор Амадей Гофман недаром назван «универсальной личностью в искусстве». Он не только выдающийся немецкий писатель, но и автор первой немецкой романтической оперы, дирижер, музыкальный критик, театральный декоратор, музыкант, график и блестящий юрист. Литературное наследие Гофмана столь же разнообразно, как и его таланты, — это романы, новеллы, сказки, либретто, эссе, критические статьи.
В книгу вошли знаменитые сказки «Золотой горшок» и «Крошка Цахес, по прозванию Циннобер», а также «Житейские воззрения кота Мурра» — по мнению самого автора, лучший из его романов.
Проверить наличие
МагазинСтатусЦена
Издательство
Эксмо
Серия издания
Зарубежная классика
ISBN
978-5-699-55445-4, 5-699-55445-9
Год
Переплет
твердый
Формат
84x108/32
Тираж
3000 экз.
Штрихкод
9785699554454

Серия «Зарубежная классика»

Галантные дамы
Греческое сокровище
Рыцарь удачи: Рассказы
По ком звонит колокол
Преступления любви
Гроздья гнева

Автор: Гофман Э.Т.А.

Щелкунчик и мышиный король
Крошка Цахес, по прозванию Циннобер
Щелкунчик и мышиный король. Принцесса Брамбилла. Песочный человек. Крошка Цахес
Эликсиры сатаны
Золотой горшок. Крошка Цахес, по прозванию Циннобер
Эликсиры сатаны: Посмертные записки брата Медарда, капуцина, изданные сочинителем "Фантастических повестей в манере Калло"

Отзывы

// 27 октября 2014

Потрясающее произведение! Настоящая классика, которую будет читать не одно поколение. Слог у Гофмана, конечно, не из самых простых. Но, читая. книгу, получаешь настоящее удовольствие. На такое произведение не жаль потратить свое время. Произведение очень позитивное, рассудительное. Гофман — настоящий мастер. и это произведение доказательство тому.

// 16 августа 2013, 17:38

Передо мной лежит книга Гофмана «Житейские воззрения кота Мурра» ООО «Издательство «Эксмо», 2012 г. Книга 20,5×13 и толщиной 4 см в твердой обложке. Страницы этой книги тонкие и серые (газетного качества), поэтому коллекционерам стоит выбрать книгу по дороже, но с лучшим качеством бумаги. Слог кота Мурра очень витиеват. Для ознакомления я отсканировала страницу из середины книги. «Глубоко убежденный в высоких совершенствах, коими одарила меня природа, я все же вынужден признать, что на нашей грешной земле нет ничего совершенного и все мы отягощены бременем рабской зависимости от самих себя.» Если спросите моего мнения о книге, то я отвечу, что «не осилила» ее. По мне так слишком витиевато. Но ведь сколько людей — столько и мнений.

// 17 марта 2013, 3:27

О друг мой, каждое жаркое
Тебя напоминает мне,
И, рыбий хвост грызя с тоскою,
Я тихо плачу в тишине. (c)

Когда в берлинское издательство принесли рукопись некого начинающего писателя, одаренного талантом и прекраснейшими способностями, внезапно все остались озадачены весьма загадочными обстоятельствами. Сочинителем рукописи оказался кот по кличке Мурр. Более того, когда книга пошла в печать, выяснилось, что повесть Мурра бессовестно перемежается с главами совершенно другого писателя — биографией капельмейстера Иоганеса Крейслера. Оказывается, Мурр излагал свои воззрения на страницах чужой книги из библиотеки своего хозяина. Он вырывал оттуда страницы для черновика и использовал их для подкладки и просушки. Правда ранее повесть эта нигде не издавалась, и надо признаться, оба писания интересны отдельны и сами по себе.

Из-под пера философски мыслящего кота вытекают целые главы кошачьей повседневности, сотканной из страданий, надежд, разочарований и сладостных минут досуга с неотделимой романтической влюбленностью. Занятно и увлекательно наблюдать его затейливые взаимоотношения с окружающим миром, со своим хозяином, ученым и музыкантом Абрагамом Лисковым, городскими крышами, кокетливой Мисмис и заносчивым пуделем Понто. Ведь Кот — есть самое совершенное в этом мире, все блага сотворены только для него и крепко основаны на вечных предначертаниях Вселенной.
Также с порядочной долей таинственности и напряженности мы окунаемся в комический круговорот страстей другого героя, друга маэстро Абрагама — Иоганаса Крейслера. Перед нами разворачиваются эпизоды авантюрного романа, полные иллюзорных интриг о неземной влюбленности капельмейстера Крейслера в дочь советницы Бенцон, Юлию, его «всеистребляющую боль жизни».

Юмор и сатира Гофмана по-истине нерушимы. Они просачиваются во множество деталей романа, подчеркивая весь абсурд происходящего. Например, описание подобия «Версальских празднеств», когда ведущая машинерия внезапно вышла из строя и механизм нарушился — факелы закапали гостей, но согласно этикету целая кагорта стоических сцевол с уродливо искаженными лицами старалась выдавить подобие улыбки, какой мог бы позавидовать сам ад. А великовозрастный принц Игнатий изображен законченным кретином.

Таким вот образом проводится аналогия плутовского романа «муррианы» и «крейслерианы».

Спасибо! Ваш отзыв будет опубликован после проверки.