Книга: Андрей Платонов. Малое собрание сочинений. Автор: Платонов А.П.. Издательство: Азбука. 2014 год. ISBN: 978-5-389-07129-2
Андрей Платонов — один из самых ярких представителей русской литературы XX столетия. Как сказал о писателе А. Н. Варламов: «Гениальность Платонова сомнению или обсуждению не подлежит. Платонов — не просто фигура, личность: это — явление». Его необыкновенные произведения расширяют рамки языка и сознания, позволяют взглянуть на Россию и личный трагический мир человека с неожиданной стороны и, главное, обладают особым очарованием увлекательной прозы.
В настоящее издание вошли два главных романа писателя — «Чевенгур» и «Котлован», а также лучшие рассказы.
Лучшая цена – 273.00
МагазинСтатусЦена
Издательство
Азбука
Серия издания
Малое собрание сочинений
ISBN
978-5-389-07129-2, 5-389-07129-8
Год
Страниц
672
Переплет
твердый
Формат
60x90/16
Вес
0,688 кг.
Штрихкод
9785389071292

Серия «Малое собрание сочинений»

Малое собрание сочинений
Малое собрание сочинений
Франц Кафка. Малое собрание сочинений
Малое собрание сочинений
Гайто Газданов. Малое собрание сочинений
Евгений Замятин. Малое собрание сочинений

Автор: Платонов А.П.

Чевенгур
Чевенгур. Котлован
В прекрасном и яростном мире
Дураки на периферии
Смерти нет!
Котлован. Ювенильное море

Отзывы

// 3 апреля 2016, 23:13

У меня еще советское издание — тут немного отличается, но тем не менее, моя рецензия.

Сердце сжималось у меня, когда я читала эту книгу из своей детской библиотеки.
Хорошо, что я не прочла ее в школе или когда там было ее читать положено. А ведь собиралась. Если бы я прочла ее в школе, я бы ее не поняла, в итоге отнесла бы в библиотеку и на этом все кончилось.

А прочтя теперь, Андрей Платонов стал моим любимым писателем. Итак, пока рейтинг: 1. Томас Манн; 2. Андрей Платонов. :-)

Сборник состоит из повестей «Сокровенный человек», «Котлован», рассказов: «Родина электричества», «Усомнившийся Макар», «Фро», «Третий сын», «В прекрасном и яростном мире», «Одухотворенные люди», «Возвращение», «Афородита», пьесы «14 Красных избушек, или „Герой нашего времени“», пары сказок + немного автобиографических моментов.

Что я могу вам сказать друзья мои — душа конечно болит у меня и сильно. Годы жизни автора 1899−1951 — т. е. он колоссальный свидетель во всем том, что происходило в нашей стране в это время.

Читая эти произведения я поняла своих родственников да и вообще прошлых людей. Более того, я поняла саму себя со своей бывает бьющей наотмашь топорностью — как нарубали в свое время таким вот электрофицированным беспрекословным языком, так и пошло. И люди такие стали.

Ищут люди, ищут, томятся, и жить не живут, и толком не умирают, и мучаются, и других мучают — а все не находят смысла жизни. И злоба от этого происходит, и раздражение на всех, и черствость души и сердца.

Какое все-таки это тяжелое время было для нашей страны — революции, гражданские войны, «светлое будущее». И ведь все правы — и коммунисты правы, и империя в своем права была, да только не успела. А тем не менее на душе легче не становится.

Расскажу вам один момент, я читала, что в нашей стране очень долго Библии (Евангелия) не было почти нигде — была редкость. Поэтому вам сейчас многие могут рассказать про якобы любимую нашим народом исконно Псалтирь — на самом деле практически только она одна и была — по ней учились читать, жить, любить, умирать и т. д.Я ничего не хочу сказать плохого, но я зла, конечно, и оправдания тут у нашего исторического государства мало: из-за церковных интриг Библию (Новый завет) не могли напечатать и широко распространить порядка 80 лет в 19 веке. Хотели в начале века, а получилось только в конце. И люди эти все несчастные крестьяне были батраками с одной страны, и утешения не могли найти в церкви, с другой.

И никто их по сути не учил ничему, особенно в деревнях и т. д. И не надо рассказывать, пожалуйста, про высокодуховный народ — ничего этого не было. Все это, во многом, у народа состояло из баек, сказок, суеверий. Именно поэтому над этим всем так глумился Толстой в свое время. И именно это и привело к жестокому краху в отношении полного отвержения религии среди большинства непросвещенных людей. На уровне «свечку поставить» все, конечно, были образованные и тогда, и сейчас не меньше. Но сейчас хоть информация есть.

И Платонов показывает это — томящуюся душу, которая не получила ответы в свое время, потом уже не получит их сознательно и работает для того, чтобы не думать.

Так мне бабушка моя один раз и сказала: «Думаешь ты много, если много думать, можно с ума сойти.» Я изумилась. А я-то ругала их за несознательность. Вот и все. Сейчас только наша страна, вероятно, жить начинает. Для этого читайте книги, друзья, лучше поздно чем никогда!

Удачи!

// 19 августа 2015, 18:42

Платонов — это всегда хорошо. Только поосторожнее с ним, чрезмерное употребление Платоновских сочинений чревато)

По изданию согласен с комментарием выше: вместо газетной бумаги хотелось бы оффсет. Но приглянулось содержание в первую очередь: хотелось «Чевенгур» + рассказы, т.к. сборник повестей уже имеется.
Шрифт поменьше, чем, например в серии «Книга на все времена». Но при таком большом объеме мне это даже нравится, и так 672 страницы.
Качество печати и склейки, скажем так, соответствуют цене.
В общем, вполне адекватная цена для книги, как я считаю. Если еще и скидки подождать, то вообще не жалко потратиться будет.
Оформление, кстати, неплохое. Обложка понравилась.

// 20 октября 2014, 11:04

Неприятно удивлён: бумага на самом деле газетная, хотя перед заказом думал, что это ошибка, поскольку раньше уже покупал книги данной серии, и везде был офсет. С другой стороны, ухудшение качества издания почему-то не приводит к уменьшению цены. Итог: не думал, что напишу это, но общее впечатление скорее разочаровывающее.

// 2 апреля 2014

К самому Платонову нареканий нет.
А вот с качеством впервые вышла неприятность. И пусть книга досталась мне всего за рубль, но за 4 года впервые получил, в каком-то смысле, брак — некачественное исполнение, книга склеена не добросовестно, криво. При желании можно и переклеить, но как-то не эстетично получается.

Спасибо! Ваш отзыв будет опубликован после проверки.