Книга: Что слышно насчет войны?. Автор: Бобер Р.. Издательство: Текст. 2010 год. ISBN: 978-5-9953-0063-2, 978-5-7516-0825-5
Знаете что, пане Шолом-Алейхем? Давайте поговорим о более веселых вещах. Что слышно насчет холеры в Одессе? Шолом-Алейхем. Тевье-молочник Война закончилась, главное, не начинайте ее снова. «Франтирер» от 8 мая 1945 года. «Беженец из Германии, лицо без гражданства польского происхождения» — так до 1956 года значилось в бумагах французского писателя и кинорежиссера Робера Бобера. В прошлом Робер Бобер (р. 1931) — портной, гончар, ассистент режиссера (работал с Трюффо), соавтор Жоржа Перека по крупному литературному проекту. В 1994 году роман «Что слышно насчет войны?» получил престижную французскую премию «Ливр интер», а в 2002 году по нему был снят с успехом прошедший по экранам мира фильм «Почти спокойный мир» Мишеля Девиля. Русскому читателю уже знакомо место действия — швейная мастерская месье Альбера на улице Тюренн — по роману «Залежалый товар» («Laissées-pour-compte»), талантливо переведенному Михаилом Ясновом («Текст», 2008). 1945−1946 годы. Главные герои — месье Альбер и его жена Леа, их дети Рафаэль и Бетти и работники, закройщик, швея, гладильщик, каждый из которых потерял близких в трагедии Холокоста и чудом выжил сам, пройдя фашистские концлагеря. Трагические и комические ноты соседствуют в повествовании, в речах и характерах героев. Помимо взрослых, в романе выписаны детские судьбы — Рафаэль пишет друзьям и родителям о жизни в летнем лагере для еврейских детей. Далеко не все из них смогли оправиться от пережитого и принять сиротство. Боберу удается избежать соблазна броских публицистических ходов, душераздирающих сцен. Он и его герои говорят не об ужасах и смерти, а о человеческом участии, о жизни и ее радостях: любительском театре, джазе, домашнем варенье… Кроме того, Бобер заражает читателей своей любовью к Парижу, его артистизму, красоте, живописности. Каждая страница книги дышит воздухом Франции конца сороковых. Война закончилась, наступила мирная жизнь, но совсем мирной для побывавших в аду она уже не станет никогда. Последняя глава рассказывает о не повзрослевших детях и одиноких стариках. Воображаемые герои становятся в один ряд с реальными людьми, родными, друзьями, знакомыми. Послевоенный мир отмечен Холокостом, как клеймом, о котором малодушно хочется забыть, но амнезия страшнее боли. В мировой литературе не так много книг, затрагивающих эту тему, — такого художественного уровня и такой степени проникновенности, как роман Робера Бобера. «Эта книга, — пишет в конце книги Робер Бобер, — возможно, не увидела бы свет, если бы в 1947—1953 годах я не работал в разных ателье сначала учеником, потом мотористом и, наконец, закройщиком. Поэтому, прежде всего, я благодарю всех работников и хозяев этих ателье, с которыми пережил не один сезон от разгара до затишья, а особенно Давида Гринспана, Жака Гороша, Адольфа Кноплеха и Альбера Минца».
Лучшая цена – 230.00
МагазинСтатусЦена
Издательство
Текст
Серия издания
Проза еврейской жизни
ISBN
978-5-9953-0063-2, 5-9953-0063-6, 978-5-7516-0825-5, 5-7516-0825-9
Год
Переплет
твердый
Формат
70х100/32
Штрихкод
9785995300632, 9785751608255

Серия «Проза еврейской жизни»

Сладкий воздух и другие рассказы
Периодическая система
Сатана в Горае
Дочь
Утренняя звезда
Иов

Автор: Бобер Р.

Что слышно насчёт войны?

Отзывы

// 11 января 2016, 14:45

Серия «Проза еврейской жизни» издательства «Текст» объединяет произведения классиков литературы, нобелевских лауреатов, а также не очень широко известных авторов, пишущих на одну тему — события еврейской истории и жизнь простых людей.
Данная книга — воспоминания людей, прошедших Холокост, но воспоминания о жизни, а не о смерти, которые отражены в житейских мелочах.

// 17 августа 2011, 14:53

Те, кто читали предыдущий роман Робера Бобера «Залежалый товар», могут снова окунуться в трогательную, печальную, а порой невероятно смешную атмосферу маленькой швейной мастерской, которую держит в Париже на улице Тюренн портной мсье Альбер и в которой работает несколько человек — пошивщики, отделочницы, гладильщики, составляющие большую семью вместе с домочадцами мсье Альбера, его женой Леей и детьми Рафаэлем и Бетти.
Атмосфера обоих романов замешана на том уже вышедшем из обихода, а потому еще более трогательном еврейском идишском юморе, носители которого, прошедшие все смертные круги ада Второй мировой войны, выжили и в те годы, на которые выпало время романов — сороковые-пятидесятые годы прошлого века — снова начинают мирную жизнь, однако пронизанную той трагической памятью, от которой уже никуда не деться, не избавиться и которая сама по себе становится носителем судеб и культуры.
«Залежалый товар» начинается эпиграфом из классика французской литературы Раймона Кено: «Мир изменился: оказалось, у нас есть история». Роман «Что слышно насчет войны?» — со знаменитой фразы еврейского классика Шолом-Алейхема: «Давайте поговорим о более веселых вещах. Что слышно насчет холеры в Одессе?» Оба эти эпиграфа точно отражают тот диапазон исторических, культурных, бытовых реалий и ассоциаций, которыми проникнуты книги Бобера.
Роман «Что слышно насчет войны?» построен на перекличке голосов его героев — маленькие главки, написанные от лица мужчин и женщин, взрослых и подростков, складываются в живую мозаику воспоминаний о недавних чудовищных годах и событиях, однако трагедия Холокоста, благодаря этому многоголосию, дается не в привычном описании ужасающих эпизодов войны, а в деталях, мелких бытовых подробностях, в письмах и песенках, в милых домашних фразах и детских речениях.
Язык становится полноправным героем Бобера — и тут надо отдать должное замечательной переводчице французской прозы Наталье Мавлевич, благодаря которой современная французская литература обрела русское дыхание. Особенно впечатляет, когда переводчику приходится работать на стыке дух языков, двух интонаций — как здесь, на стыке французского и идиша. Тогда выпекается настоящий «парижский круассан с еврейскими изюминками».

Спасибо! Ваш отзыв будет опубликован после проверки.